Need_to_smille
Fevir Edles!
Решила продолжить редакцию "Гостей". Не понимая, что творю, дописала в процессе мизансценку, объясняющую кое-чего насчет поменявшегося отношения массовки к одной из главных персонажей. Ибо нефиг. Вайлушенька - мужиг :D



После церемонии погребения Вайлер стала мрачней тучи. Она даже не выходила из палатки, а, если дело было действительно важным, высовывала из нее взлохмаченную рыжую голову и, отдав короткий отрывистый приказ, снова скрывалась за пологом. Казалось, что девушка пыталась заменить упокоенного со всеми почестями отца, но, попробовав войти к Кукловоду без значимого повода, Мерлер на собственной шкуре осознал, что дела обстоят совсем наоборот: ей плевать на Архальда, отныне ее интересует лишь восстание.

- Что он тебе сказал перед смертью? Ты ведь из-за этого так себя ведешь?

Будь он на ее месте, лишь из-за факта смерти этого безумца бы так не расстраивался.

Эльфийка в ответ зашвырнула в него каким-то пустым ведром, и заявила, чтобы он катился к Восьмой банши.


Вечером же, когда голова наследника уже готова была взорваться от вопросов, которыми его завалили повстанцы в отсутствии Фендар, ее палатка оказалась пуста. Напрасно он спрашивал в лагере, где бы могла быть подруга - солдаты сами не могли найти. Мерлер уже готов был организовывать экспедицию, когда, в поисках командира лейкхольского отряда, наткнулся на Вайлер случайно: та сидела на лежащем недалеко от обрыва валуне, обняв руками колени, и, сведя к переносице брови, о чем-то мучительно размышляла.

Помня ее дневное настроение, эльф тихо присел на самый краешек валуна и бросил на девушку опасливый взгляд. Та даже не шевельнулась.

- Двигайтесь уж на середину, Ваша Беспардонность, а то сорветесь, - с обреченным вздохом предложила она, даря настолько выразительный взгляд, что Мерлер захотел обратно в Колдом, но, напомнив себе о том, кто он вообще есть, все-таки подвинулся.

- Ты слышала про "звезду Адеэль"? - начал он, поднимая взор к ночному небу.

Вайлер презрительно хмыкнула.

- Кому что, а деревенщине - звезды.

- Я служил во дворце, - беззлобно поправил Мерлер. - А в деревне жила ты...

Очередной взгляд яснее ясного показал, что кое-кто в очередной раз ляпнул лишнее.

- Всем нравятся звезды, Вайлер. И королям тоже. Эта баллада как раз о короле.

- Я не люблю звезды, - оспорила эльфийка.

Но Мерлер заметил, как загорелась искорка азарта в зеленых глазах. Она знала историю Континента досконально, и эта неслыханная прежде "Адеэль" была подобна вызову.

Подавив усмешку, эльф начал петь.

- В снежном Колдоме жила
Где-то девушка одна,
Красотой с одной звездой сравнима.
И холодные снега
Подчинить себе могла
Адеэль улыбки своей силой.

А в полярной злой ночи
Ждали часа палачи,
Наблюдая за врагом извечным.
Ради новой все войны,
Против ледяной страны,
Что свое забыть посмела место.

И в одну такую ночь,
Свойму воинству помочь,
Вознамерился король лесной.
Адеэль увидел он
И явился на поклон,
Пораженный девы красотой.

Но та девушка была,
Словно ветер холодна
И искала от той встречи толк:
Поклялась и жизнь отдать,
Коль он сможет отыскать
Из известных ей легенд цветок.

А цветок сей был непрост:
Он издревле в мире рос
Лишь на скалах, подпирающих свод неба.
Согласился с тем король,
С глупой радостью пустой
Выдвигаясь в долгий путь немедля.

Семь ужасно трудных дней
Он бродил в мечтах о ней
По опасным и крутым острогам,
На восьмой же, наконец,
Полон радости беглец -
Привела его к цветку дорога.

И сорвал его король
Непослушною рукой,
И до девы добежал дня за три,
Но все так же холодна,
Возвышается она,
Глядя на росток сей жатвы.

"Знаешь ли, что мне принес?" -
Задала она вопрос,
И жених отвел глаза стыдливо.
"То цветочек Идирэ,
И коль лгать посмел ты мне,
Сей же час увидишь, враг, могилу".

И цветок при тех словах
Запылал в его руках,
Обжигая без сомнений кожу.
"Да, я твой заклятый враг,
Что попался как дурак,
Так исполни свою клятву тоже"...

И с тех пор придет закат,
И найти твой может взгляд
Адеэль звезду в небесной сини.
И какую тыщу лет,
Все бредет за ней во след
Тот король, что любит и поныне...


Мерлер замолк, снова возведя полный светлой печали взор к небу. Вайлер сделала тоже самое.

- Он был принцем, а не королем, - произнесла она после минутного молчания. Затем пояснила, встретив вопрос на лице наследника. - Это первенец Гальласа, которого убили снежные эльфы. Может, если бы он остался жить, не было бы Кровавого Столетия. Он был великолепным стратегом и...

Мерлер засмеялся.

- Что? Я в чем-то ошибся? - недоуменно спросила Вайлер, еще раз прокручивая в голове старинную балладу. - Но, другого ответа быть просто не может: после Раскола никаких войн и "забывших свое место" стран уже не было, а до Раскола было только три особы королевских кровей. Хотя, "лесным королем" мог быть и наместник какого-нибудь предела - Гридена там, или...

- Это просто баллада, Вайлер, - все еще тепло улыбаясь, сказал он. - Просто красивая история, которую выдумали барды.

- Для чего? - снова спросила эльфийка. - Это же совершенно лишено смысла! Зачем выдумывать какие-то небылицы?.. Может, это сделали темные эльфы, хотели ими очернить царствующего тогда Гальласа? Тогда все сходится: им было легче убить его, если народ был уверен в том, что его сын погиб из-за собственной глупости, - она всерьез над этим задумалась.

Мерлер не знал смеяться ли ему снова или уже плакать. Раньше он чувствовал себя рядом с ней неразумным дитя - Фендар столько всего знала... и при том, как оказалось, не знала самого простейшего. Того, что известно каждому ребенку, не наделенному богатствами и не имеющему возможности учиться. Отец растил из нее идеального полководца, "кукловода", но никак уж не дочь...

- Забудь про свое Кровавое Столетие, - наконец, подал эльф голос. Вайлер одарила его недовольным взглядом. - Пожалуйста. - Она продолжила было гнуть свою линию, но затем вздохнула и кивнула, сдаваясь. - Закрой глаза и представь: снежные равнины Колдома. Холодные, бездушные, заставляющие стынуть кровь в жилах... Представила?

- Нет, вспомнил, - проворчала девушка. - Мы сейчас около Колдома и расположились.

"Сколько цинизма", - Мерлер снова улыбнулся. - "Ничего, я научу тебя понимать что-то кроме скупых фактов".

- Король и его подданные сидят там в разведке долгие-долгие недели...

- Почему ты так уверен, что это именно король? - снова раздраженно поинтересовалась Вайлер, поднимая веки.

- Это не важно. Закрой глаза.

Вайлер послушно зажмурилась.

- И вот, в череде этих бесконечных, неотличимых друг от друга дней, он видит ее. Она подобна огоньку, согревающему в ледяной пустыне, путеводной звезде зовущей прочь от всего мирского. И он перестает чувствовать холод, ощущать пронизывающий насквозь ветер...

Резкие мимические морщины между бровей и в уголках губ девушки разгладились, а порыв прохладного ветра, всколыхнувший растрепанные волосы, вызвал уже позабывшуюся неуловимую улыбку. Мерлер завороженно смотрел как рыжие пряди, будто языки пламени, вьются вокруг ее лица. Рука сама потянулась к бледной щеке.

- Он готов сделать все, что ей будет угодно, стать тем, кем она пожелает...

Эльф еще секунду смотрел в непонимающе распахнутые глаза и неожиданно сам для себя коснулся приоткрывшихся для вопроса губ своими. Чтобы осознать, что он делает, наследнику потребовалось лишь мгновение, после чего он отпрянул, боясь, что допустил очередную непоправимую глупость. Не зря.

- Да, я поняла, - Вайлер прищурила зеленые глаза и оттолкнула того со всей возникшей за это короткий миг яростью. - Лучше готовьте речи для солдат, Ваше Высочество, это будет намного полезней, учитывая прошедшие похороны. Объясните им, что мы не станем мстить дочери короля Дальвира, а то идут подобные разговоры, - она вскочила с места и быстрым, широким шагом двинулась к лагерю, ни разу не оглянувшись.

Мерлер откинул голову назад и уперся взглядом в сияющую над Колдомом полярную звезду.

- Идиот, - обреченно заключил он. Затем, встав с валуна на котором сидел, тоже двинулся к своей палатке, честно пытаясь сосредоточиться на плане объединения с основными силами восстания, ждущими под Фраундтауном, а не на том, как восхитительно после победы будет улыбаться Кукловод...

@темы: #творчество, #рассказы, #наброски, #мое, "Гости"